В 20 км от Геленджика на берегу спокойной бухты находится Джанхот – одно из самых живописных мест на всем побережье.

После окончания Кавказской войны чудесные приморский уголок оказался заброшенным. Вновь люди появились здесь в конце XIX в.

Основателем курорта Джанхот считается Федор Андреевич Щербина (1849-1936) – видный историк, основоположник русской бюджетной статистики, автор знаменитого 2-томника «История Кубанского казачьего войска»,член – корреспондент императорской Академии наук по разряду историку – политических дисциплин. Ф.А. Щербина был депутатом II Государственной думы от Кубанской области и Черноморской губернии.

Равно не принял как Временное правительство, так и социалистическую революцию. Как член Кубанской войсковой рады и I Временного войскового правительства он постоянно призывал к гражданскому согласию, ратовал за коалиционный принцип формирования властных структур. С августа 1918 г. руководил финансово-бюджетной комиссией при Законодательной раде. В феврале 1920 г., когда крах «демократической контрреволюции» на Кубани и в Черноморье стал очевидным, Ф.А.Щербина, как один из активных ее участников, вынужден был покинуть родину – по поручению краевого правительства официальный историк Кубанского казачьего войска, получивший почетное звание урядника, в составе особой делегации, сопровождавшей войсковые регалии, выехал в Югославию.

В 1921 г. он с семьей ( сын и сестра покойной жены) переехал в Чехословакию. В эмиграции основной для Ф.А.Щербины, как и всегда, стала профессиональная работа. Несмотря на преклонный возраст и ухудшение зрения, он продолжал трудиться не менее 12 часов в сутки. В Праге профессор статистики преподавал русским студентам в Чешской земледельческой школе и в Украинском вольном университете, где последовательно занимал должности декана факультета права и общественных наук, ректора и проректора. Благодаря его хлопотам в 1923 г. открылось новое высшее учебное заведение – Украинская господарская академия в г.Подебрады. Умер Ф.А.Щербина в 1936 г. в Праге в возрасте 87 лет. Похоронен он был на русском Ольшанском кладбище в усыпальнице православного храма – часовне Святого Успения, построенного усилиями русских эмигрантов. В связи с тем что предполагается закрытие кладбища, сегодня стоит вопрос о перезахоронении ученого в Джанхоте, где находилось его имение.

В дореволюционные годы было принято присваивать имениям и дачам поэтические имена. Ф.А.Щербина назвал свое имение адыгейским названием «Джанхот», желая подчеркнуть его родство с поселением адыгов. В окрестностях Джанхота когда то было средневековое святилище «Священная дубовая роща» - замечательный природно-археологический комплекс, возле которого жили адыги.

Имя Джанхот носит также река в соседней долине, где находится село Прасковеевка. Здесь одновременно с усадьбой Щербины строилась приходская церковь Иоанна Предчечи (1884-1886).

С именем Джанхот связанно немало легенд, и с легкой руки Щербины оно укоренилось в местной топонимике и утвердилось в названии населенного пункта. В конце XIX – начале XX в. вокруг имения Щербины стал формироваться настоящий курортный поселок.

Одним из его первых постоянных обитателей стал брат выдающегося русского писателя Владимира Галактиновича Короленко (1853-1921) – Илларион Галактионович. Сам В.Г.Короленко в первый раз посетил эти места в 1898 г. После поездки он написал жене, что «Щербина понемногу подбирает компанию порядочных людей, и скоро здесь будет целое общество». Писатель осмотрел продававшиеся здесь дачные участки. Сосновый бор и чистый морской воздух Джанхота идеально подходили для лечения туберкулеза, которым страдал брат писателя. Короленко купил участок земли и построил дом, в котором его брат жил постоянно, а писатель останавливался наездами.

Со всей джанхотской дачи Владимир Галактионович в 1902 г. послал в Российскую академию наук отказ от звания почетного академика в знак протеста против произвола Николая II, потребовавшего отменить избрание почетным академиком А.М.Горького. Летом 1904 г. он написал в этом доме свои воспоминания о А.П.Чехове. Сейчас в имении писателя работает литературно-мемориальный музей. Здесь развернута экспозиция, рассказывающая о жизни и творчестве писателя, выставлены предметы, которыми он пользовался. У дома растет дерево ливанского кедра. Оно посажено братом – И.Г.Короленко в начале XX в. Это мощное хвойное дерево высотой около 20 м с шириной раскидистой кроной.

Усадьба Ф.А.Щербины расположена на возвышенном месте, откуда просматриваются обе долины, и море, и далекие горы. Здесь он жил постоянно с 1904 по 1920 г.

Большая часть бывших владений Ф.А.Щербины вошла в состав Джанхотского бора пицундской сосны – памятника природы. Остальная часть бывшего имения, не вошедшая в состав ботанического заказника, также плотно заросла пицундской сосной, занесенной в Красную книгу.

Эти земли в долине реки Хотецай в «Щербиновской щели» сегодня заняты сезонным оздоровительным лагерем «Малоземелец». Рядом с ним сохранилось основное здание мемориальной усадьбы – бывший дом Щербины, подвергшийся многочисленным перестройкам. Ф.А.Щербина, в отличие от наших современников, не стремился к морю, а очень рационально разместил свою усадьбу в 600 м от берега, на стыке основной долины и «Щербиновой щели». Следует отдать должное его архитектурной интуиции, продиктованной большим жизненным опытом и здравым смыслом.

Джанхотский сосновый бор примыкает к берегу Черного моря и тянет от Дивноморского до устья реки Джанхот (Прасковеевская щель). Сам Джанхот расположен практически посреди соснового леса. Морской берег, над которым раскинулся Джанхотский бор, образует крутой, местами отвесный обрыв высотой 40-60 м с узкой полоской пляжа у его подножия.

Место под обрывом вблизи Джанхота так и называется «Голубая бездна».

Скала Парус расположена на берегу Черного моря примерно в 3 км от Джанхота, возле Прасковеевой щели.

то одинокая каменная стена, своей формой напоминающая четырехугольный парус. Длина ее 25 м, высота 30 м, а толщина немногим более 1 м. Она вытянута перпендикулярно морю. Один конец спускается в воду, другой отстоит от коренного берега на 10 м и окружен галечным пляжем.

Скала «Парус» - остаток некогда сплошного каменного массива. Она служит свидетельством интенсивного наступления моря на сушу. Морские штормы интенсивного наступления моря на сушу. Морские штормы перемололи миллионы кубометров скальных пород, превратив их в гальку, песок и глину. Уцелел только самый мощный и самый прочный участок слоя песчаника. Но и эта каменная стена покрыта глубокими трещинами. Местами сквозь них просвечивается небо. Но великан трудно стоит наперекор стихии.

Внизу скалы зияет круглое отверстие. Во многих путеводителях пишется, что оно пробито стрелками горной артиллерии где-то в середине прошлого века. Это не совсем так С. Васюков, исследовавший Черноморское побережье, осмотрев скалу в 1903 г., писал, что в нее «…стреляли с броненосца моряки, пустили 4 заряда, но стена осталась непоколебима, хотя заметны следы ядер, нигде не пробивших утеса».

Так что как именно возникло отверстие, до сих пор неизвестно.

Яндекс.Метрика
sitemap